среда, 19 июля 2017 г.

О почитании креста




О почитании креста говорилось и писалось много. Сторонники использования этого символа пытаются найти причины к оправданию данной традиции, в то время как библейские христиане находят достаточные основания для неприятия подобного обычая. Впрочем, в этой статье я не хочу вновь обращаться к рассмотрению известной темы о внешней форме распятия Божьего Сына. Меня интересует несколько иная сторона вопроса.

Я оставляю за каждым человеком право иметь собственное понимание и отношение к теме "креста". В этой же статье я постараюсь дать ответ тем моим оппонентам, которые желают узнать мою личную точку зрения относительно почитание данного символа.  


Итак, давайте чисто гипотетически представим, что Иисус был убит на кресте, а не на столбе. Оставим без внимания все грамматические и исторические факты против этого, и просто примем эту теорию на веру. Что дальше? Многое ли это меняет? По большому счету ничего. И это так, потому что главная проблема заключается не в вопросе формы орудия смерти Христа (ценность искупительной жертвы Мессии от этого никак не меняется). Главная проблема при любом подходе была и остается в одном – в вопросе ПОЧИТАНИЯ данного символа. В данном случае я задаюсь вопросами: Подобает ли христианину носить на себе крест или осенять себя крестным знамением? Правильно ли делать из него публичный символ, выставляя на всеобщую видимость, как это делается во многих церквах? Что на этот счет говорит Библия?

Я попытался найти ответы на эти вопросы со стороны почитателей креста, перечитал различные источники, но к своему удивлению так и не увидел ничего конкретного. Да, можно встретить много красивых слов на подобие «Крест – это святыня, и мы носим его на себе, чтобы подчеркнуть нашу веру и духовное соучастие в христовых страданиях». А кто-то говорит: «Крест служит мне напоминанием о Христе». Но при этом ничего конкретного относительно простейшего вопроса: «Покажите в Слове Бога, что христианам следует носить на себе кресты, а также осенять себя крестным знамением?» Я даже не спрашиваю, буду ли я считаться менее угодным Богу, если принципиально не стану носить крест и осенять себя им… Просто, имеется ли библейское указание на ношение креста?

Показательно, что в попытке найти такое библейское указание сторонники этой традиции приводят одни и те же стихи (разумеется, из Синодального перевода), в которых единственной связью с «крестом» является либо всего лишь упоминание оного, либо оторванное от контекста своевольное толкование. Например…

«Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня […] Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матфея 10:38; 16:24).

Иисус сказал «взять крест свой»… Тем не менее, разве Иисус этими словами призывал подменить тяжелое бремя христианского ученичества (и даже мученичества) его имитацией в виде ношения крестика на шее? Разумеется, что смысл слов Христа абсолютно иной. Тем более, даже если говорить о буквальной трактовке стиха, сам Иисус нес на Голгофу настоящее, тяжелое «древо», а не миниатюрный рукотворный крестик (1 Петра 2:24). Поэтому данное указание Иисуса никак не подтверждает упомянутую традицию ношения крестиков – речь здесь идет о самоотверженном следовании путем, указанным Спасителем.


Или еще один расхожий довод сторонников ношения креста в виде своеобразной трактовки следующего библейского стиха. 

«И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15:49).

По их мнению, если христианам следует «носить образ небесного», под которым подразумевается Христос, то это может включать и ношение буквального «образа» («εικόνα») Христа, распятого на кресте. Впрочем, здесь налицо точно такое же заблуждение, как и в предыдущем случае. Как в Матфея 10:38 и 16:24 ношение «креста» (бремени, христианской обязанности) подразумевало нечто иное и куда более важное жизненное действие христианина, чем буквальное ношение неких рукотворных предметов, так и в 1 Коринфянам 15:49 под «ношением» имеется в виду совсем другой смысл. И этот смысл становится понятным, учитывая, о чем апостол Павел вел речь в ближайшем контексте данного стиха. Он говорил о будущем воскресении, что соответственно, указывало на грядущее преображение воскресших христиан с небесной надеждой.  Собственно, Павел четко объяснил этот момент в Послании Римлянам 8:29, когда написал:

«Потому что тем, кого он признал прежде, он также предопределил быть подобными образу своего Сына».

В этом стихе стоит все то же слово «образ» («εικόνα»), что и в 1 Коринфянам 15:49. И так же, как и в том библейском отрывке, речь идет о будущем воскресении христиан, о «той славе, которая откроется» в результате их небесного воскресения (Рим. 8:18). Вывод очевиден: фраза, стоящая в будущем времени, «будем носить образ небесного», означает грядущее преображение в небесном воскресении. Ни к каким ношениям рукотворных образов и крестиков это не имеет ни малейшего отношения. 

Равно настолько же неоправданно подразумевать под данным выражением ношение креста, насколько невозможно ответить на вопрос «Какой буквальный «образ перстного» (т.е. Адама) носят все люди до сих пор?» Никто не станет ассоциировать первую часть стиха из 1 Коринфянам 15:49 с каким-то буквальным рукодельным изображением, понимая, что Библия здесь имеет в виду унаследованные от Адама грех и несовершенство. Соответственно, и в дальнейшей части этого стиха так же следует понимать не буквальные крестики и образы, а новый небесный образ, который получат воскресшие христиане с небесной надеждой.    


Ряд других библейских стихов, упоминающих «крест», на которые ссылаются сторонники идеи почитания креста, точно так же абсолютно не поддерживают эту позицию. Например, когда апостол Павел писал, «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира», то понятно, что он вел речь не о публичном демонстрировании крестика, а продолжал мысль, озвученную им в предыдущем 12 стихе: «Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов» (Галатам 6:12,14). То есть, Павел не считал для себя унизительным верить в Христа, который отдал себя для искупления человечества, и провозглашать эту весть. Эту же мысль Павел отразил и в 1 Коринфянам 1:22-24 (Сравните 1 Кор. 2:2). Те же, кто ставил ни во что ценность искупления, «поступали как враги креста Христова» (Филипийцам 3:18). 

Показательно, что, когда Павел писал: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых,- сила Божия», он говорил именно о «СЛОВЕ о кресте», а не о некоем рукотворном изображении креста (1 Кор. 1:18). Это еще раз подтверждает, что для учеников Иисуса святость представляет ЦЕННОСТЬ его искупительной жертвы, а не какие-то изображения, изготовленные руками человека. Христианин утверждается в спасении, с верой неся СЛОВО об этом спасении (Рим. 10:10). Но нигде в Библии мы не найдем и намека на то, что это спасение хоть как-то будет зависеть от ношения неких изображений распятия (Сравните Исаия 44:9-20). 




Итак, озвученные в самом начале вопросы так и остаются без подтверждения: Подобает ли христианину носить крест или осенять себя крестным знамением? Правильно ли делать из него публичный символ, выставляя на всеобщую видимость, как это делается во многих церквах? Что на этот счет говорит Библия?

Кто-то скажет: «Библия ничего не говорит ни за, ни против ношения крестов». Но я с этим не соглашусь, так как вижу достаточно яркое предупреждение тому в тексте из Послания Евреям 6:4-6.
«Ибо невозможно - однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему». 

В этом отрывке апостол Павел ведет речь о тех, кого Библия называет «отпадшими» или «отступившими» от истины. Такие люди публично унижают ценность предоставленного Божьим Сыном искупления. При этом они показывают, что, по сути, «снова распинают в себе Сына Божия». Остановимся на этом стихе подробнее.

Выражение «в себе» является переводом слова «εαυτοις», которое стоит в этом месте древнегреческого текста. Оно может также нести значение чего-то применительно к себе, «у себя», «с собой». Так, например, в притче о десяти девах это слово стоит в Матфея 25:3, где мы читаем: «Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла». Как можно увидеть, данное слово применяется к чему-то, что можно иметь при себе или носить с собой. 

Далее, выражение «ругаются Ему», используемое в Синодальном переводе, не совсем точно переводит стоящее в древнегреческом тексте слово «παραδειγματίζοντας», которое означает «выставить публично», причем, несет в себе негативный смысл.
«"παραδειγματιζοντας", демонстрировать публично, давать пример, подвергать позору» (Роджерc К. Л. «Новый лингвистический и экзегетический ключ к греческому Новому Завету»)

В Библии это слово мы снова встречаем, когда читаем следующие стихи: 

«Возьми глав народа и вывеси их тела на солнце для Иеговы, чтобы утих пылающий гнев Иеговы на Израиль» (Числа 25:4, ПНМ).

«Знай, что за множество твоих грехов задрали твой подол, прикрывавший тебя; не пожалели (обнажены, СП) твои пятки» (Иеремия 13:22, ПНМ).

«Я сброшу тебя на землю, отдам тебя царям, и они будут смотреть на тебя» (Иезекииля 28:17, ПНМ).

Как можно убедиться, слово «παραδειγματίζοντας» указывает на действие публичного характера, открыто совершаемого перед глазами других людей. При этом оно неизменно содержит смысл осуждения, бесчестия. В ряде других библейских переводов данный отрывок представлен следующим образом:


«Они, во вред себе, опять распинают Божьего Сына и выставляют Его на посмешище» (Российское Библейское Общество).

«Они вновь распинают Сына Божьего и прилюдно подвергают Его унижению» (Перевод Международной Библейской лиги).

«Они сами заново распинают Сына Божьего, предавая Его публичному позору» (Новый русский перевод).

«Они вновь распинают Сына Божьего и при всех подвергают Его унижению» (Современный перевод).

Но какое значение это имеет для нашего вопроса?

Из слов апостола Павла, применившего то же самое слово «παραδειγματίζοντας» в Евреям 6:6, видно, что те, кто отступает от истины, совершают недопустимые действия оскорбительного для Божьего Сына характера. Если читать оригинальный греческий текст Евреям 6:6 буквально, то получается, что они «публично перед всеми распинают у себя Сына Бога». С точки зрения самого Бога, это является кощунством и отступничеством (отпадением от истины). 

В свете этого я задаюсь вопросом: какая ассоциация приходит мне на ум в первую очередь, когда речь заходит о публичной демонстрации распятого Иисуса «у себя» (не важно, «у себя» на теле или «у себя» в доме, «у себя» в церкви)? Если таковые люди, «распиная» Божьего Сына даже просто в собственной душе, вызывают неодобрение Господа, то что говорить о тех, кто демонстрирует это распятие публично, буквально на себе? Могу ли я в этой связи повесить у себя на груди крест и иметь при этом спокойную совесть? Стану ли я осенять себя крестом, тем самым снова и снова «распиная» на себе Божьего Сына? Вижу ли я при этом, чтобы Бог где-либо в Библии призывал верующего человека совершать подобные вещи?



Лично для себя я делаю вывод о недопустимости использования подобных «сакральных» предметов и действий, имитирующих распятие моего Господа на себе. Я не желаю даже близко, даже внешне походить на тех, кто обозначен Библией в Послании Евреям 6:4-6 в качестве «отпадших» и снова «распинающих» Христа. 

При этом я не воспринимаю ни в малейшей степени убедительными попытки представить такие вещи в свете некоего благочинного отношения к жертве Христа, как заявляют некоторые. С таким же успехом можно пытаться оправдывать любые неугодные Богу обычаи, всего-то лишь дав им новое, благозвучное обоснование. Библия об этом говорит так:

«Всё это создаёт лишь видимость мудрости в своевольном поклонении и притворном смирении» (Колоссянам 2:23).

Именно так в прошлом поступали те, кто называл себя служителем Истинного Бога, но в то же время совершал неодобряемые Им действия, называя их при этом «праздником Господу» (Исход 32:5). Такое же мышление должны были проявлять те, кто, согласно словам Иисуса, «убивая вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Иоанна 16:2). Подобным же образом стали поступать те, кто начал использовать для поклонения «медного змея», которого в свое время повелел сделать Бог для спасения израильтян от смерти (Числа 21:4-9; 4Царств 18:4). Иисус однозначно ассоциировал пророческий символ этого «медного змея» со своей искупительной ролью (Иоанна 3:14,15). Как «медный змей» был повешен на древо, чтобы всякий взглянувший на него с верой мог спастись от смертоносных укусов, так и Сын должен был взойти на древо, чтобы принести спасение уверовавшим в него. 

«И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанна 3:14-16).

Но как вера израильтян в силу Бога, проявляемую через обращение к вознесенному «медному змею», не подразумевала ни малейшего почитания самого этого «змея» на древе, так и вера в искупительную жертву Христа не подразумевает какого-либо почитания «креста», на котором он был распят. Видя, как израильтяне из суеверной набожности окружили предмет их былого спасения неподобающими почестями, Господь велел уничтожить этот предмет. А многое ли изменилось сегодня, когда те, кто называет себя «верующими», с таким же рвением окружают почтением предмет их собственного спасения? (Акцент – на слове «предмет»). Не получается ли так, что, согласно предупреждению апостола Павла, такие люди «имеют ревность по Боге, но не по рассуждению»» (Римлянам 10:2).  


Христианин ясно осознает, что он получает спасение через веру в самого Христа, а не в какой-то предмет, когда-то имевший отношение к его жизни или смерти. Библия подчеркивает важность этого, показывая, что мы спасаемся благодаря пролитой «драгоценной крови», «его ранам», а не просто орудию его мучений (1Пет. 1:19; 2:24; Эфес. 2:16; Колос. 1:20). Поэтому, если я и могу благодарить кого-то за мое спасение, то только Иисуса и его Отца, но никак не «крест»! Это точно так же, как если бы какой-то человек, отдал за меня свою жизнь, успев вытянуть меня из-под колес мчащейся машины, но сам при этом погибший. Что бы подумали мыслящие люди, если бы я потом всю жизнь почитал и целовал эту машину, да еще и молился бы перед ней?

Другой наглядный пример. «Крест» - это, по сути, образный символ того, что заслуживает каждый человек, так как любой из нас утопает в грехах несовершенства. То есть это наше наказание за грехи. Если гипотетически представить, что Иисус пришел бы не 2000 лет назад, а должен был явиться где-то в будущем, насколько разумным было бы преклонение каждого из нас перед орудием мучительной смерти, ожидающим нас в конце земной жизни? Зная, что на таком вот «кресте» должен буду однажды умереть я сам, мои дети, друзья, родные, …вообще все люди… как бы выглядели мои знаки почтения и молитвы перед этим орудием смерти? Благодарность Богу, что мы имеем спасение в лице Иисуса, освобождающего нас от этой участи! Но как сам Иисус воспринимал «крест», на котором его ожидала мучительнейшая смерть? С благодарностью?  

Нужно четко понимать, что с точки зрения Библии, «крест» - это символ мук и уничтожения того, что Бог (!) считает не приемлемым (Сравните Колос. 2:14). Да, Иисус был праведен и свят, но на древе он «взял на себя грех мира» (Иоанна 1:29; Гал. 6:14). В тот момент Иисус понимал, что вознес с собой на древо весь «позор» («посрамление», СП), которое заслуживало грешное человечество (Евреям 12:2; Галатам 2:20). Вот почему Библия говорит, что «Христос искупил нас от клятвы [«проклятия»] закона, сделавшись за нас клятвою [«проклятием»] (ибо написано: проклят всяк, висящий на древе)» (Гал. 3:13). В этом смысле «крест» был для Христа губительным наказанием (не за свои, но за человеческие грехи) (Флп. 2:8).

Какие чувства испытывал Иисус в связи с его мучениями на этом древе? Может, он возлюбил его, как сегодня говорят о кресте некоторые люди? (Сравните Луки 22:41-44; Матфея 27:46). Наоборот, Иисусу пришлось «претерпеть крест», а не «возлюбить» его, так как тот оказался самым большим мучением в его жизни (Евреям 12:2). Тогда почему я должен испытывать любовь и благоговение перед тем орудием смерти, что принесло моему Господу самые многострадальные муки? Я люблю и прославляю Иисуса, потому что именно он является моим спасением, моей нынешней и будущей жизнью. Он, а не то, на чем его повесили, чем повесили, и кто повесил…




И мне не нужен крест, чтобы, как говорят некоторые, напоминать себе об Иисусе. Я вообще не понимаю, почему моя вера, если она действительно реальная, должна нуждаться в каких-то внешних напоминаниях в виде неких рукотворных предметов. Разве Слово Бога не подчеркивает важность для христианина иметь веру, не зависящую от чего-то видимого и осязаемого внешне?

«Счастливы те, кто не видят, но верят» (Иоанна 20:29).

 «Мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно… Ибо мы ходим верою, а не видением» (2 Кор. 4:18; 5:7). 

(Сравните Иоанна 4:23,24; 1 Петра 1:8; Римлянам 8:24,25; Евреям 11:1).

 Если моя вера в Иисуса искренняя и нелицемерная, то разве я забуду о своем посвящении Богу и ответственности перед ним? Если Христос стал моей сущностью, к чему мне какие-то посторонние напоминания об этом? Как выразился один мыслящий человек, женщине не нужно ничего, что бы напоминало ей, что она является матерью, что у нее есть ребенок. И человеку не нужны никакие внешние отличительные знаки, чтобы он помнил, что он человек. Потому что для нас это вполне естественно – каждый из нас и так отдает себе в этом отчет. Так же и мне, у кого есть Христос, не нужно постороннее напоминание об этом. Иисус - это важнейшая часть моей жизни, и я всегда об этом помню! А вот, если бы я постоянно нуждался в каком-то внешнем рукотворном напоминании о Христе, значит, моя вера была бы крайне слабой, а я сам – неутвержденным в истине. И тогда горе мне как «верующему»…      



Ровно настолько же непонятной для меня является мысль, будто бы «крест» может стать внешним признаком, подчеркивающим мою веру. Разве в Новом Завете мы видим примеры подобных «внешних признаков», которые бы подтверждали собой, что данный человек – истинный ученик Иисуса? Какой внешний материальный «признак» носил на себе Иисус? Какие рукотворные знаки имели апостолы, что доказывало бы их одобрение свыше? Наоборот, истинные признаки должны были отпечатываться в сердцах христиан и, как следствие, проявляться в их богопослушном образе жизни.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», - такой признак своих истинных последователей дал сам Иисус (Иоанна 13:35). Но о каких-либо крестах и распятиях на телах своих учеников, как о неких подтверждающих знаках, Господь ничего не говорил. Он также сказал: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики» (Иоанна 8:31). И вновь Иисус делает акцент на образе жизни его последователей; и снова ничего не говорит о внешних символах. Зато предупредил о другом:

«Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Матфея 7:21-23).

Эти слова Иисуса заставляют задуматься: спасут ли упомянутых им подобных «верующих во Христа» используемые ими религиозные изображения? Или же, с точки зрения Господа, основание для спасения человека кроется совсем в другом, в куда более важном?




Итак, лично для себя я не считаю приемлемым использовать в своей жизни крест сразу по нескольким причинам.

Во-первых, Бог в своем слове не давал повелений использовать символ орудия смерти своего Сына для каких-либо религиозных ритуальных целей. Библия не говорит, что перед крестом следует преклоняться или молиться. Слово Бога не призывает носить его образы на себе. Нет также никаких библейских указаний о необходимости крестного знамения.

Во-вторых, Сын Бога, распятый на древе, как показывает Библия, взял на себя проклятие и поношение испорченного человечества. Соответственно, то, что называют «крестом», является символом проклятия несовершенного человека и справедливого наказания за грехи. 

В-третьих, для самого Христа «крест» стал самым тяжелым мучением и истязанием, приведшим его к страшной смерти. Соответственно, я не могу относиться к орудию убийства моего Господа с благоговением. В моем понимании, это было бы равносильно, к примеру, почитанию машины, раздавившей на смерть спасающего меня человека. Как бы это выглядело в глазах людей, если бы я потом окружил эту машину знаками почтения и даже молился перед ней?

В-четвертых, Библия связывает спасение христианина исключительно с искупительной жертвой Иисуса, с его пролитой кровью, но не с самим «крестом». Воскресший Иисус не взял «крест» с собой на небо, потому что он там вовсе не нужен; роль столба мучений началась и завершилась в течение нескольких последних часов жизни Христа на земле. Но ценность искупительной жертвы Иисуса остается у Бога вечно. Соответственно, смысл в почитании орудия смерти как такового отпадает сам по себе.

В-пятых, библейские примеры ясно свидетельствуют, что Бог считает недопустимым воздаяние почестей даже тем предметам, которые когда-то были изготовлены по его указанию. Пример «медного змея», служившего прообразом на жертвенную смерть Божьего Сына на древе, яркое тому доказательство.

В-шестых, Слово Бога подчеркивает, что христианину не следует стыдиться «СЛОВА о кресте» (1 Кор. 1:18, СП), т.е. вести, подчеркивающей спасительную роль Иисуса в искуплении человечества. И я не стыжусь этой вести. Но мне не понятно, почему я должен смещать акценты с самой вести – на изображение…   

В-седьмых, согласно предупреждению из Послания Евреям 6:4-6, «отпадшие» от истины будут ПУБЛИЧНО РАСПИНАТЬ НА СЕБЕ Христа, что вызывает негодование Бога. Я не хочу ни прямо, ни косвенно быть похожим на людей, совершающих такие действия пусть даже условно.

В-восьмых, Сын Бога не олицетворял «крест» с чем-то, к чему следует относиться с любовью и благоговением. Наоборот, он в тяжких страданиях претерпел его, чтобы затем освободиться от столба мучений. Почему тогда я должен испытывать любовь к предмету убийства моего Господа?

В-девятых, я не воспринимаю рукотворные изображения, включая «крест», в качестве некоего напоминания мне о моих отношениях с Богом и его Сыном. Библия напоминает, что моя вера не должна зависеть от каких-либо внешних осязаемых предметов. «Ибо мы ходим верою, а не видением» (2 Кор. 5:7).

В-десятых, я вижу в Слове Бога четкую мысль о том, что истинные служители Бога должны будут узнаваться не по каким-то внешним знакам, носимым на себе, но исключительно по делам веры – любви и исполнению воли Отца Небесного (Евреям 11 глава). И наоборот, как предупредил Иисус, «многие», кто будет отвергнут им в грядущем Суде, окажутся неверными именно за невыполнение воли Бога, а вовсе не за некое неиспользование рукотворных символов. И это верно, так как никакие изображения не могут обеспечить человеку его спасение.



1 комментарий:

  1. Благодарю автора за этот труд.Он достоин уважения, что обращается к высшему авторитету - Слову Бога - Библии.Слава Господу!

    ОтветитьУдалить