четверг, 18 июля 2013 г.

«Внутренние» или «внешние»?



(Парадокс разделённого «христианства»)










«Мне ли судить внешних? Не внутренних ли вы судите, тогда как внешних судит Бог?»

 (1 Коринфянам 5:12-13)


  Фактическое существование на сегодняшний день тысяч независимых друг от друга конфессий, называющих себя «христианскими», вызывает вполне справедливое недоумение со стороны множества искренне верующих людей. И в самом деле, сложно найти здравую, уважительную причину этому явлению, помня библейское наставление апостола Павла «чтобы все вы говорили в согласии друг с другом и чтобы не было между вами разделений, но чтобы вы были соединены одними мыслями и одними рассуждениями» (1 Кор. 1:10).


  Тем более, данное явление облекает форму парадокса, учитывая, что сами же церкви много говорят о своём уважении к Божьему Слову и стремлении приобщения к единому Телу Христа (Рим. 12:4-5; Эф. 4:15-16; Кол. 1:18). В реальности, однако, они констатируют факт своего размежевания, в лучшем случае ограничиваясь лишь общими словам о «братской любви ко всем церквам Христовым».

  Ввиду очевидного казуса создавшегося положения, в среде т.н. «христианства» обрело популярность мнение, что независимо от доктринальных или организационных разногласий, все церкви являются по-своему едиными друг с другом, т.к. имеют общую веру в Иисуса Христа. Согласно такой логике, Христос признаёт любые церкви, если в них во главу угла стоит исповедание его Господом и Спасителем. Всё остальное является лишь мелочами, которые благополучно разрешатся в «грядущем веке торжества Христова». И отсюда же следует, что членам множества разъединённых  церквей нет нужды переживать за современное состояние т.н. «христианского» мира, ведь все они всё равно являются общими членами Тела Христа, так сказать, единой Церковью Божьей…

  Такое красиво придуманное оправдание разобщённости «христианских» конфессий, впрочем, мало эффективно и не решает проблемы царящего в умах церковных паств недоумения по поводу сложившегося кризиса. Нет, конечно, человека можно было бы убедить фазами, вроде «Христос умер за всех. Значит, и та церковь, что  учит по-своему, тоже по-своему правильная!». Однако подобная карточная система доводов неминуемо рушится, когда вместо ярких уверений харизматического пастора в дело вступает Библия. И тогда возникают серьёзные трудности с тем, чтобы согласовать между собою известное «Ничего страшного! Бог признаёт разные церкви» и библейское «вы все говорите: "Я ученик Павла", "А я — Аполлоса", "А я — Кифы", "А я — Христа". Христос разделился»! (1 Кор. 1:12-13; 3:1-4). Получается, что церковные лидеры проповедуют те самые взгляды, от которых так решительно защищал христианские собрания апостол Павел! Тогда становится понятно, что в красивой и успокаивающей логике разобщённого и вполне довольного своей разобщённостью церковного мира что-то не так. Не так, как в Библии. Не так, как того хочет сам Христос (Сравните Мф. 7:21-23).


  Предлагаю обратить внимание на одну интересную особенность, подчёркнутую Павлом в 1 Послании Коринфянам 5:12-13. В этом месте своего письма апостол увещает христиан:

  «Мне ли судить внешних? Не внутренних ли вы судите, тогда как внешних судит Бог?».

  Этими словами Павел показал, что с позиции христианства весь мир людей строго делится на две части, или группы: на «внутренних» и «внешних». «Внутренние» - это христиане, являющиеся частью общего христианского собрания. «Внешние» - это все остальные, принадлежащие миру, т.е. те, кто не входит в число служителей Иисуса Христа (1 Кор. 6:1,6).

  В принципе, вопросов здесь ни у кого не возникает. Спроси любого члена любой церкви, к кому он себя относит, и тот ткнёт пальцем в этот текст и уверено скажет: «Ну, я же верю в Иисуса Христа. Я крестился в своей церкви. Значит, я "внутренний"!». Казалось бы, всё просто. Вот только Павел, писавший об этих двух противоположных понятиях, был весьма далёк от столь примитивной и легкомысленной оценки. Почему-то мало кто серьёзно задумывается над смыслом этих слов Павла в свете контекста его указаний. В связи с чем апостол вёл речь о «внутренних»? Какую ответственность он возлагал на тех, кто действительно мог считаться «внутренним», т.е. христианином? Чем помимо прочего «внутренние» должны были отличаться от «внешних»?

  Налицо очевидный факт того, что Павел тесно связал принадлежность человека к «внутренним» (христианскому собранию) или к «внешним» (к миру) с тем, что называется внутрицерковной дисциплиной. Это видно из того, что в процитированных выше стихах апостол трижды использует фразу «судить». При этом Павел подчёркивает, что суд над «внешними», не принадлежащими к христианскому собранию лицами, будет осуществляться Богом, а не Церковью, и только в положенное время в будущем. Но вот что касается «внутренних», то каждый из них несёт ответственность за своё положение христианина уже сейчас, а потому может быть подвергнут строгому церковному осуждению за неподобающее поведение в настоящее время.  

  «Новая учебная Женевская Библия» даёт определение церковной дисциплины в христианском собрании:
    «Христианское понятие дисциплины включает вопросы воспитания, научения и развития. Поскольку без дисциплины невозможно духовное здоровье, она является обязательным признаком истинной церкви. Только там, где верующих с заботой и ответственностью приучают к дисциплине в поклонении Богу, в христианской учебе и личном посвящении, в общении с другими верующими и в служении (Мф 28:20, Ин 21:15-17, 2 Тим 2:14-26, Титу 2, Евр 13:17), уместно и целесообразно прибегать к дисциплинарным методам исправления. Дисциплина не только характеризует членов церкви, но, поддерживая и сохраняя правила веры и нормы жизни, помогает следовать им. Поскольку верующие должны быть святыми, не оскверненными мирской моралью, необходима демаркационная линия между миром и церковью. Новый Завет ясно показывает, что мерам дисциплинарного воздействия принадлежит важное место в воспитании церквей и отдельных личностей (1 Кор 5:1-13, 2 Кор 2:5-11, 2 Фес 3:6,14-15, Титу 1:10-14, Титу 3:9-11)» («Церковная дисциплина и отлучение от церкви).


  В свою очередь библейские комментаторы объясняют указание Павла о том, каким образом в христианском собрании должна применяться церковная дисциплина:

  «Язычники относятся к тем, кого христиане не должны осуждать и укорять, - они "внешние" (ст. 12), и их следует предоставить Божиему суду (ст. 13). Но что касается членов церкви, то эти люди "внутренние", они связаны христианскими законами и правилами, и если они нарушают эти законы, то подлежат не только Божиему суду, но и суду своих братьев, членов общего с ними тела… Итак, хотя церковь ничего не должна делать с "внешними", однако она обязана прилагать все усилия, чтобы сохранить себя чистой от греха и срама тех, кто находится внутри ее» (Мэтью Генри «Толкование на книги Нового Завета»).

  «Павел считает, что не нам судить тех, кто не принадлежит к Церкви. "Внешние", - иудейская фраза для характеристики всех тех, кто не принадлежит к избранному народу. Пусть их судит Бог, Который Один знает сердца людей. Но "внутренние", имеют определенные преимущества и несут ответственность. Они дали клятву Христу, поэтому их можно призвать к ответственности. Посему Павел заключает отрывок приказом: "Итак, извергните развращенного из среды вас"» (Уильям Баркли «Комментарии к Новому Завету»).

  Апостол Павел подчёркивал это обстоятельство на практике, когда давал указания об удалении не подчинявшихся церковной дисциплине лиц из христианского собрания и предании их обратно в мир Сатаны (1 Кор. 5:3-5,13; 1 Тим. 1:20).

  Важным обстоятельством здесь является факт того, что указания апостола носили отнюдь не рекомендательный характер; их следовало строго соблюдать в собраниях (1 Кор. 4:19-21. Сравните Деян. 16:4-5). Более того, они касались не некоторых лишь общин христиан (например, коринфян), но всей Церкви (Сравните Кол. 4:15-16; 1 Фес. 5:27; Отк. 2 и 3 главы). Отсюда следует, что правила внутрицерковной дисциплины являлись равно обязательными к соблюдению всеми христианскими собраниями, т.е. всеми «внутренними».

  В послеапостольские времена подтверждением важности соблюдения Всеобщей Церковью внутрицерковной дисциплины послужили такие, например, своды правил, как «Дидахе» или «Апостольские правила». В них идёт речь, в том числе, и о таком строгом виде церковного наказания, как отлучение грешника от христианского собрания. Если в какой-либо христианской общине был отлучён преступник, то и во всех остальных христианских общинах к нему должно было сохраняться отношение как к отлучённому. Тем самым «внутренние» сохраняли единство своей веры и проявляли уважение к правилам внутрицерковной духовной чистоты, «как принято во всех собраниях у святых» (1 Кор. 14:33,40).

  Н. Афанасьев в этой связи пишет следующее:

  «Если принадлежность к Церкви имеет местный и конкретный характер, то и отлучение должно иметь этот же характер. В древней Церкви решение об отлучении выносила та местная церковь, к которой принадлежал ранее отлученный. Тем не менее, отлучение от этого не приобретало общинного характера, но сохраняло свой церковный характер. В каждой местной церкви пребывала вся полнота Церкви Божией. Следовательно, отлучение от одной местной церкви было выражением отлучения от Церкви Божией и влекло за собой отлучение от всех остальных местных церквей. Если бы отлучение носило местный характер, то это значило бы, что отлучение утеряло свой подлинный смысл и свое истинное значение: отлученный от церковной среды одной местной церкви мог бы быть допущенным к участию в Евхаристическом собрании другой церкви. При таком понимании фактически бы не имелось отлучения. Мы имеем целый ряд соборных правил, предписывающих епископам не принимать в общение отлученных другими епископами. Достаточно привести правило самого знаменитого собора, а именно 5-ое правило I Никейского собора: "О тех, которых епископы, по каждой епархии, удалили от общения церковного, принадлежат ли они клиру, или к разряду мирян, должно в суждении держаться правила, которым поставлено, чтобы отлученные одними не были приемлемы другими". Никейский собор не говорит, какое правило — может быть, неписаное — существовало в доникейский период. Более решительны в этом отношении "Апостольские правила": "Аще кто из клира, или мирян, отлученный от общения церковного, или недостойный приятия в клир, отшед, в ином граде принят будет без представительной грамоты: да будет отлучен и принявший и принятый. Аще же будет отлученный: да продолжится ему отлучение, яко солгавшему и обманувшему Церковь Божию"[12-ое и 13-ое Апостольские правила]». (Протопр. Н. Афанасьев «Вступление в Церковь»).


  «Общение с отлученным рассматривалось как преступление, наказываемое также отлучением. Отлученный в одной церкви не мог быть принимаем в общение другою (21 правило халкидонского собора и 8 правило собора карфагенского)» («Новый энциклопедический словарь. Т. 22. Издание Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — СПб., 1897, ст. 429-430).

  Согласно «Апостольским правилам», даже совместная молитва с отлучённым лицом в церкви или в частном доме подразумевало дальнейшее отлучение самого молящегося от христианского собрания (10-е правило). Комментируя это указание, Епископ Никодим пишет:
  «Сам Иисус Христос положил начало отлучению от Своей церкви, сказав: “если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь” (Мф. 18:17), т. е. другими словами, пусть будет отлучен от церкви. Впоследствии Апостолы подробно разъясняли это в своих посланиях, а также применяли и на деле (1 Кор. 5:5; 1 Тим. 1:20; 2 Тим. 3:5; Тит. 3:10; 2 Сол. 3:6; 2 Иоан. 10 и 11). Таким образом, правило строго выражает мысль Св. Писания, воспрещая молиться с отлученным от церковного общения не только в церкви, когда бывает общая для всех верных молитва, но даже и дома наедине с отлученным от церкви. Ту же мысль Св. Писания выражает правило, предписывая отлучение от церкви каждого, который будет иметь молитвенное общение с тем, кого церковная власть отлучила от своего общения. Такое учение церкви об отлучениях мы находим в творениях св. отцов и учителей церкви древнейших времен» («Правила Святой Православной Церкви с толкованиями Епископа Никодима (Милош)»).


  Итак, после сравнения известных новозаветных указаний, а также экскурса к ранне-христианской истории мы можем сделать вывод. Согласно Библии, христианское собрание имеет возложенную на него Господом церковную дисциплину, которой оно обязано следовать. Как об этом было точно замечено в «Новой учебной Женевской Библии», христианская дисциплина «является обязательным признаком истинной церкви». Она также представляет собою «демаркационную линию между миром и церковью». Соответственно, то, что христианские богословы и теологи называют истинной Церковью Христа, должно иметь единое уважительное отношение к положенной Библией внутрицерковной дисциплине и требовать её соблюдения от всякого, кто заявляет о своей принадлежности к собранию последователей Христа. В противном случае человек, пренебрегающий такой дисциплиной, не может считаться «внутренним», так же как и община, не подчиняющаяся этой дисциплине, не сможет быть «внутренней», т.е. христианской. Само собой разумеется, подобные общины и их отдельные члены при всех своих христианизированных названиях выходят за «демаркационную линию между миром и церковью» и становятся исключительно «внешними». С библейской точки зрения они никак не могут называться христианскими (Сравните Мф. 7:21-23).   


  Теперь, имея такое понимание, нам следует задаться вопросом: как обстоит дело в современном т.н. «христианском» мире? Помня о популярном мнении, что все церкви, признающие Иисуса Христа Господом, на этом основании якобы имеют Его одобрение и автоматически представляют Его Тело, насколько можно согласиться с истинностью подобного заявления? Можно ли вообще считать, что современные разобщённые церкви являются «внутренними» для Христа, самой Его Церковью?


  С уже известной нам точки зрения Библии на внутрицерковную дисциплину в среде современного «христианского» мира мы можем наблюдать очевидный парадокс. Никакой внутренней дисциплины, единой и обязательной для многоконфессионального сообщества церквей, в реальности не существует! За общими пафосными словами о «Единой Церкви Христовой» на самом деле ничего не стоит, так как сами высказывающие подобные изречения церковные лидеры отнюдь не стремятся жертвовать ни конфессиональной независимостью своих религиозных движений, ни отличающими их от остальных доктринальными воззрениями, ни властью, которой они обладают в своих церквах. Проводимые время от времени пышные межконфессиональные встречи, на которых собираются именитые представители разнообразных церквей, да озвучиваемые на них красивые итоговые декларации, - вот и всё видимое «единство» современного т.н. «христианства». Устраиваемые для ублажения чувств общественности фотосессии с выстроенными в ряды улыбающимися и жмущими друг другу руки лидерами, пасторами и батюшками, тем не менее, не могут скрыть странного ощущения обыкновенной показухи, в которую не верят ни сами церковные вожди, ни их паства. Все прекрасно понимают: как только этот «театр» закончится, и гости разъедутся по своим религиозным центрам, всё возвратится в прежнее русло. Никто никому на встречу не пойдёт и от власти своей ради единства Церкви не откажется.

  В таком положении церкви просто не в состоянии говорить о какой бы то ни было внутренней церковной дисциплине, единой и обязательной для всех «христианских» конфессий. Например, если в адвентизме человек начнёт курить или употреблять алкоголь, то его могут отлучить от церкви. Но тот же самый отлучённый без труда будет принят в лоно православия, даже при куда более тяжких нарушениях. Но представим, что какой-то другой православный придёт к твёрдому убеждению, что поклонение иконам в храме – это зло перед Богом. Его так же решительно отлучат от православия, но он, однако, без особых проблем сможет быть принятым одной из протестантских церквей. Аналогичным образом пятидесятник, заявивший, что говорение на языках есть ничто иное, как бесовство, наверняка будет отлучён от своей церкви, но принят, например, баптистами. Но тот же баптист, уверовавший в приемлемость крещения младенцев, очень даже вероятно будет отлучён от своей церкви, но принят лютеранами… Продолжать можно бесконечно.

  С точки зрения определённой церкви отлучённый из её среды, безусловно, является «внешним», «извергнутым», с которым следует более «не общаться» (1 Кор.5:11-13). Однако его отлучение вовсе не обязательно будет проблемой для других «христианских» конфессий. Их представители могут спокойно иметь дружеские отношения с отлучённым из первой церкви лицом, не считая при этом, что они тем самым нарушают какую-то внутрицерковную дисциплину (ведь сами они принадлежат к совершенно другой церкви, имеющей свои порядки). Отлучённое лицо может без особых затруднений быть принято в другую церковь и даже при необходимости принять крещение согласно местному доктринальному пониманию. Будучи принятым в иную конфессию, для новой церкви тот становится «внутренним», хотя одновременно и продолжает считаться отлучённым, «внешним» для своей прежней церкви. 

  Причём, никто в новой церкви не станет укорять отлучённого из иной конфессии за те проступки или догматические несогласия, что явились причиной для его анафемы, если в новой церкви эти причины вообще не считаются чем-то предосудительным. Никто не станет спрашивать мнения руководства иной церкви, согласно ли оно с тем, что отлучённое ими лицо, было принято в число паствы другой конфессии. Никто ни перед кем не станет отчитываться или оправдываться. И это не удивительно, если реально смотреть на сложившуюся в т.н. «христианстве» религиозную картину. «Христианский» мир разобщён и независим внутри себя! В нём нет единства веры, единства ответственности и единства библейской дисциплины! 

  В этом и есть удивительный парадокс современного т.н. «христианства»! Парадокс, лишённый всякой логики! И поэтому я не могу принять на веру пафосное, но полностью бессодержательное утверждение о том, что разноконфессиональное «христианство» представляет собою единое Тело Христа. Я не вижу ни малейшего основания думать, что церкви т.н. «христианского» мира являются теми самыми «внутренними», о которых вёл речь Павел, тогда как апостол даже в мыслях не подразумевал, что «внутренние» христианского собрания могут разделиться между собою, образовав собственные независимые движения с индивидуальными правилами церковной дисциплины. В словах Павла нет ни малейшего основания для мнения, что подверженный в одной общине строгому дисциплинарному наказанию христианин может при этом рассчитывать на хорошую репутацию в любых других общинах. Наоборот, с указаниями о  соблюдении внутренней дисциплины Павел обращался, по сути, к всеобщему христианскому собранию, предоставляя для всех и для каждого единые правила. И эти правила следовало соблюдать, независимо от того, где находилась конкретная община – в Иерусалиме, Коринфе или Антиохии. И благодаря этому можно было бы убедиться, что эти общины действительно являются собраниями «внутренних», а не «внешних» (мирских), не подпадающих под юрисдикцию внутрихристианской дисциплины, но которых будет судить только Бог (1 Кор. 5:12-13).  


  Таким образом, рассмотренный нами библейский пример «внутренних» и «внешних», применительно к современному т.н. «христианскому» миру, наглядно свидетельствует о том, что церкви во всей своей совокупности не могут соответствовать понятию «внутренних». Безусловно, это понимают и сами церкви. Что бы в т.н. «христианстве» не утверждалось о «межцерковном единстве», но факт остаётся фактом: РПЦ воспринимает в качестве «внутренних» лишь свои приходы, так же, впрочем, как и католики. Адвентисты, баптисты, пятидесятники и прочие протестантские конфессии аналогичным образом осознают, что границы их церковной власти ограничиваются строго собственными подотчётными общинами, и не более того. Никто и не вздумает лезть с собственным уставом в чужой монастырь. Именно потому, что эти самые «монастыри» для них действительно «чужие» (читай «внешние»), так же как и они сами являются «чужими» («внешними») для остальных.


  Как воспринимать эту парадоксальную ситуацию? Как нечто плохое или нечто хорошее? Ничего хорошего в этом, конечно, нет. Сам по себе факт разобщённости тех, кто говорит о себе, как о последователях Иисуса Христа, свидетельствует только против них самих. Своей позицией они выступают против увещания Библии «чтобы все вы говорили в согласии друг с другом и чтобы не было между вами разделений, но чтобы вы были соединены одними мыслями и одними рассуждениями» (1 Кор. 1:10). Впрочем, ничего особо удивительного в этом явлении нет. Апостолы предвозвестили:

  «Я знаю, что после моего ухода к вам войдут лютые волки, которые не будут щадить ста́да, и среди вас самих появятся люди, которые будут говорить превратное, чтобы увлечь учеников за собой» (Деян. 20:29-30).

  «Впрочем, должны быть и секты среди вас, чтобы стали явны среди вас и люди одобренные» (1 Кор. 11:19).

  «Пусть никто не соблазнит вас тем или иным образом, потому что он не настанет, пока прежде не придёт отступничество и не откроется человек беззакония, сын погибели» (2 Фес. 2:3).

  «Но вдохновлённые слова ясно говорят, что в более поздние времена некоторые отпадут от веры, внимая вводящим в заблуждение вдохновлённым словам и учениям демонов» (1 Тим. 4:1).

  «Настанет время, когда к здравому учению будут нетерпимы, но по своим желаниям будут набирать себе учителей, которые льстили бы их слуху. Они прекратят слушать истину и уклонятся к басням» (2 Тим. 4:3-4).

  «Однако как в народе были лжепророки, так и у вас будут лжеучители. Эти люди незаметно введут пагубное сектантство и отрекутся от купившего их владельца, навлекая на самих себя скорую гибель» (2 Пет. 2:1).

  Отсюда следует, что факт нынешнего разобщения многих т.н. «христианских» церквей есть ничто иное, как подтверждение правоты Библии о расцветшем в более поздние времена сектантстве, паразитирующем на идее библейского христианства. Иначе и быть не могло. Ввиду этого понятно, что многочисленные религиозные группы, именующие себя «христианскими», просто по определению не могут быть «внутренними», так как оказались подверженными сектантской независимости от Тела Христа.


  Положительная же сторона наблюдается в том, что, благодаря глубокому анализу слов Павла о «внутренних» и «внешних» становится очевидной полная нелепость утверждений вроде известного «Не важно, в какой ты церкви находишься. Ты всё равно в истине». Однако невозможно быть одновременно и «внешним», и «внутренним». Нельзя быть причастным к Телу Христа и в то же время быть частью «Вавилона Великого» (2 Кор. 6:14-17; Отк. 18:2-5).

  Логика здесь проста. Как ясно следует из слов Павла, «внутренними» могут быть исключительно единые в доктринальных вопросах и организационно-управленческом плане общины христиан, подчиняющиеся единой дисциплинарной системе правил. И эти общины, благодаря данному фактору, должны представлять собою совершенно отдельную от «Вавилона Великого» форму поклонения Богу, отдельную конфессию, защищённую от всяческих эккуменистических устремлений. Тем самым они являются «внутренними» и для Господа, и друг для друга. Никаких условностей здесь быть не может.

  Вот почему со стороны церквей, именующих себя «христианскими», куда логичнее было бы говорить не об абстрактной «всеобщей причастности к Телу Христа», а о том, что такое на самом деле Церковь Христа и какая конфессия её представляет. Другими словами, речь должна идти о том, как определить «истинное поклонение в духе и истине» (Ин. 4:23-24). Понятно, что в таком случае многие конфессии могли бы сказать о себе, что именно они и есть то самое угодное Богу поклонение. Ничего страшного в этом нет. Наоборот, это заставило бы многих считающих себя христианами людей серьёзно задуматься о соответствии своей религии образцу библейского христианства.


  Как известно, ранним христианам приходилось неустанно доказывать истинность своего поклонения на фоне многочисленных религий мира (Деян. 17:1-4, 16-23). Им же необходимо было опровергать «лжеименное знание» отступников из собственной среды, отстаивая истинность своей веры (1 Тим. 6:20-21). Но разве первые христиане боялись этой ответственности? Разве они опасались обвинений со стороны других религий за то, что считают истинным поклонением только свою веру? И разве те христиане надеялись избежать проблем путём соглашения с тем, что якобы во всех религиях есть Божья истина? Вовсе нет.

  Так и в наше время искреннему человеку куда полезнее следовать примеру верийцев, имевших стремление к «тщательному исследованию Писания каждый день, чтобы проверить, так ли это на самом деле» (Деян. 17:11). Господь призывает человека «совершать священное служение, задействуя разум», а не бездумно принимать религиозные догматы номинальной религии (Рим. 12:1). Божья истина не боится проверки. А вот большинству современных конфессий, судя по всему, удобнее занимать непритязательную позицию «и нашим, и вашим», не особо настаивая на истинности своих догматов, дабы не раздражать других коллег по «религиозному цеху». Вот отсюда и речи о странной «всеобщей причастности к Телу Христа». Речи, за которыми ничего не стоит…


  Рассмотрение вопроса единства церквей современного т.н. «христианского» мира в свете их очевидного несоответствия библейскому принципу, указанному апостолом Павлом в 1 Послании Коринфянам 5:12-13, позволяет сделать ряд серьёзных выводов.

  Во-первых, разъединённые доктринально и организационно церкви не могут соответствовать библейскому образцу единой Церкви Христовой (Рим. 16:17-18; 1 Кор. 1:10-13; 3:1-4).

  Во-вторых, нежелание церквей подчиняться единой для всех церковной дисциплине, согласно 1 Коринфянам 5:12-13, автоматически делает для каждой отдельной церкви иную конфессию «внешними», а не «внутренними». Ни о каком подлинном конфессиональном единстве в сложившейся ситуации говорить не приходится.

  В-третьих, практическое положение вещей в разделённом т.н. «христианском» мире побуждает придти к логичному заключению о необходимости единственной формы истинного поклонения, держащегося единой для всех его общин церковной дисциплины (Ин. 4:23-24; Эф. 4:5). Формула «все церкви – одна Церковь Христова» по своей явной несостоятельности должна быть заменена на формулу «единая истинная церковь – одна Церковь Христова».

  В-четвёртых, вместо усыпляющих уверений, что Иисус приемлет всяческую церковь, признающую его Господом и Спасителем, искренне ищущий истины человек должен стремиться сравнивать предлагаемые ему учения с Библией и таким образом искать единственное истинное поклонение Богу (Мф. 7:21-23; Деян. 17:11-12).      



  «Как принято во всех собраниях у святых… Только пусть всё проходит пристойно и организованно» (1 Коринфянам 14:33,40).

Комментариев нет:

Отправить комментарий